0 Санкт-Петербургский Союз Литераторов.

Бошняк Владимир Борисович

Родился 14 февраля 1949 года в г. Ленинграде в семье, корни которой восходят к «бошнякам», то есть потомкам благородного в Греции рода Кондосколиди, переселившимся в 18 веке в Россию из Боснии и получившим в 1775 году российское дворянство по указу блаженной и вечной памяти Государыни императрицы Екатерины II (Великой).
Со времен Пугачева прославились многие Бошняки и во многих областях, однако Владимир Борисович этому мало сопричастен. С грехом пополам окончил в Ленинграде среднюю школу и с отличием Электротехнический институт (ныне зачем-то именуемый университетом). Недолгое время поработал научным сотрудником в Физико-Техническом институте им. А.Ф.Иоффе, где успел опубликовать с дюжину научных работ.  Однако природной сонливости не превозмог и, чтобы не ходить на работу каждый день с утра, ушел в пожарники, заодно отдавшись литературному творчеству в области художественного перевода. Произошло это в конце семидесятых годов прошлого века.
Худо-бедно в 1992 году вступил в Союз Советских Писателей, переведя к тому времени кое-что и Фолкнера, и Воннегута, и Джона Леннона, и Стайрона, и Доктороу. Сей же момент, однако, членство в Союзе Писателей перестало что-либо значить, гонорары за перевод художественной прозы сделались смехотворными (какими они и до сих пор остаются), поэтому Владимир Борисович ударился в бизнес. Ударился не очень больно, но и капитала не нажил, так что лет через шесть торговли автозапчастями на рынке (особенно приятно это делать зимой, на двадцатиградусном морозе!) пришлось ему зарабатывать на жизнь за баранкой своей (родительской) машины, превращенной в нелегальное такси. Несколько раз его грабили, пару раз душили. Машину, в конце концов, съела ржавчина, и что-нибудь году в 2002-м пришлось ему, скрепя сердце, опять садиться за переводы прозы. Тут вновь пошли Уокер Перси, Стайрон, нобелевская лауреатка Тони Моррисон, Филип Рот, Рихлер и снова Доктороу. Журнал «Иностранная литература» отметил старания уже немолодого переводчика двумя премиями «за лучший перевод года». Однако никакой синекуры ему никто не предложил ни разу, поэтому в настоящее время Владимир Борисович работает на стройке в должности таджикского гастарбайтера. По правде говоря, он всегда испытывал тягу к физическому труду, даже парусную яхту своими руками построил (по собственному проекту) так что, если бы не утренняя сонливость, был бы он, наверное, и инженером неплохим.

Хотя есть еще одна причина невысокого взлета его карьеры: не могу, не хочу, не буду начальником! Даже и не предлагайте!